ПОИСК ПО САЙТУ

CDO vs CIO: кто драйвер инноваций в корпорациях?

CDO vs CIO: кто драйвер инноваций в корпорациях?

На бизнес-завтраке во ФРИИ обсудили, какие проблемы приходится решать бизнесу в вопросах цифровой трансформации.

«Люди, которые занимаются цифровой трансформацией, вне зависимости от названия должности, должны помимо технических компетенций обладать несколькими важными характеристиками. В первую очередь, это готовность рисковать, ошибаться и проигрывать, — считает Екатерина Фроловичева, вице-президент, директор департамента информационно-технологических инноваций Газпромбанка. — Они должны быть готовы либо полностью погружаться в конкретную тему и осваивать ее в «промышленном» масштабе, либо непрерывно овладевать новыми знаниями и навыками, что иногда подразумевает разрушение собственных принципов».

Своим видением Екатерина Фроловичева поделилась в ходе дискуссии «CDO vs CIO: кто в корпорациях является драйвером инноваций», которая прошла на площадке ФРИИ и собрала более 250 представителей крупного бизнеса, ответственных за цифровизацию. В мероприятии также приняли участие директор по цифровой трансформации «Газпром нефти» Андрей Белевцев, начальник управления цифровой трансформации ВТБ Алексей Чубарь и директор по развитию ФРИИ Евгений Борисов.

Крупные компании, как правило, имеют минимум двух менеджеров, связанных с новыми технологиями.

CIO (Chief Information Officer) — директор по IT, ведет внутренние проекты в области технологий, занимается изменениями в информационной среде, работой с инновациями, созданием новых продуктов.

CTO (Chief Technology Officer) — руководитель компании, организации или органа власти, отвечающии за работу с технологиями и наукой.

CINO (Chief Innovation Officer) — руководитель в компании, отвечающий за управление процессом инноваций и управление изменениями, а также генерацию и сбор новых идей внутри организации. Отвечает за создание коллабораций и новых бизнес-моделей.

CDO (Chief Digital Officer) занимается управлением и развитием за счет трансформации аналоговых бизнес-процессов в цифровые.

По данным KPMG по состоянию на 2016 год, 25% средних и крупных компаний уже назначили CDO (Chief Digital Officer).

В марте 2017 года МЭРТ РФ разработал рекомендации о функциях полномочиях руководителей компаний по цифровой трансформации.

По мнению участников дискуссии, именно CDO является главным лицом, ответственным за цифровую трансформацию, тогда как более распространенная должность CIO связана с оперативными вопросами ведения бизнеса и поддержанием IT-инфраструктуры. Екатерина Фроловичева указала на то, что CDO довольно тесно вовлечен в разработку продуктовой линейки и развитие бизнеса в целом, часто выступает связующим звеном между IT-подразделением и службой маркетинга. CDO выполняет роль «предпринимателя» внутри компании, бизнес-трансформатора, который участвует в формировании общей стратегии и влияет на определение корпоративной повестки на средне- и долгосрочную перспективу.

Евгений Борисов, отметил, что директор по цифровой трансформации — это руководитель, отвечающий за трансформацию организации. Трансформация подразумевает не только работу с технологиями, а системное изменение, смену подходов к работе. Эту задачу может брать на себя как генеральный директор компании, так и его заместитель, который должен иметь соответствующие полномочия для изменений и обладать правом на ошибку. Борисов обратил внимание на то, что на этой позиции и на этом этапе развития компаний в России важную роль играют “правильные” люди — заинтересованные и обладающие соответствующей экспертизой, а не должностные инструкции.

Спикеры признали, что несмотря на соответствие позиции, CDO пока имеют в основном краткосрочные KPI. По мнению Алексея Чубаря, такой управленец – эксперт, который «видит необычное в обычном», имеет мандат доверия и ресурсы для запуска пилотов и внедрения перспективных инноваций.

В рамках встречи Андрей Белевцев рассказал о стратегии цифровой трансформации «Газпром нефти», внедрении цифровой культуры в корпорации и формировании экосистемы инноваций. Он также поделился советом с предпринимателями, разрабатывающими продукты для корпораций: «Если ваш продукт дорого адаптировать под крупного клиента, то вы выбрали не тот продукт и не тот рынок». Он порекомендовал создавать продукты с гибкой архитектурой, чтобы безболезненно адаптировать их для крупных клиентов.

Любая инновация должна основываться на просчитанной экономике — оптимизировать затраты, либо помогать зарабатывать больше, считают все участники дискуссии. При этом они отметили, что пилотные проекты должны быть готовы показать рабочую гипотезу и предложить решение без использования собственных данных компании. Эксперты подтвердили, что повышенный интерес сегодня прикован к технологиям AR/VR, Blockchain, машинному обучению, биометрии, роботизации и автоматизации различных функций, а управление данными в производстве, по мнению Андрея Белевцева, является самым перспективным направлением в промышленном секторе.

Источник: iidf.ru


ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ
Как стартапу и корпорации запустить успешный пилот
«Обращение к стартапу — не поход в супермаркет»
Международные конференции по технологиям, венчурному рынку и инновациям — 2018
«Стартап по Кавасаки»: Как настроиться на предпринимательство
Как назвать компанию: 11 трендов нейминга стартапов
Андрей Гавриков. Как определить клиента-вампира

Комментировать