ПОИСК ПО САЙТУ

AnchorFree и его миссия: Дэвид Городянский создал сервис для обхода блокировок №1 в мире

AnchorFree и его миссия: Дэвид Городянский создал сервис для обхода блокировок №1 в мире

На прошлой неделе в Госдуму внесли проект закона о запрете анонимайзеров, VPN и других технологий, которые используют для обхода блокировок сайтов и приложений.

Когда месяц назад украинские власти обязали провайдеров перекрыть доступ к сервисам «Яндекса», Mail.Ru и других российских интернет-компаний, наши чиновники называли это решение «бессмысленным». Тогда их заявления многим показались даже слишком лицемерными (казалось бы, в России блокировки давно поставлены на поток), но теперь, кажется, понятно, что они имели в виду. Какой смысл блокировать сайты, если даже не самый искушённый пользователь может легко обойти запрет? Нужно сначала заблокировать тех, кто разблокирует.

У законопроекта о запрете VPN и анонимайзеров много шансов стать законом: его авторы — представители сразу трёх думских фракций. Но это не значит, что после его принятия цензуру нельзя будет обойти. Анонимный доступ в интернет — это индустрия на сотни миллионов долларов: чем больше ограничений, тем быстрее развивается этот бизнес и тем более совершенные технологии использует.

«Секрет» рассказывает о самых успешных борцах с цензурой в интернете — калифорнийской компании AnchorFree, которую основали дети советских эмигрантов Дэвид (Дмитрий) Городянский и Евгений Малобродский. В 2014 году, когда у разработанного AnchorFree приложения Hotspot Shield было 200 млн загрузок, американский Forbes поставил стартап Городянского и Малобродского на восьмую строчку в списке 100 самых многообещающих компаний США. Сейчас у неё 500 млн пользователей по всему миру, ближайшая цель — 1 млрд загрузок к концу 2018-го.

Студенческий проект

Дмитрий Городянский родился в Москве в 1982 году, но большую часть жизни провёл в Калифорнии. Будущему создателю Hotspot Shield было девять, когда родители-инженеры решили эмигрировать в США и обосновались вместе с сыном в Пало-Альто. В Америке Городянский просит называть себя Дэвидом (чтобы собеседники не мучились, выговаривая сложное имя «Дмитрий»), русским языком владеет в совершенстве. В детстве он часто приезжал в Россию, чтобы провести лето вместе с бабушкой на её подмосковной даче.

Первый бизнес Городянский запустил в 2002 году, когда учился в Университете штата Калифорния в Сан-Хосе. Ничего необычного — просто торговля компьютерным оборудованием. Партнёром Городянского в этом и последующих проектах стал его друг Евгений Малобродский, с которым он за много лет до этого познакомился в воскресной школе при синагоге. Городянский с гордостью рассказывает, как свёл друга с его будущей женой, когда им всем было лет по 15. Второй год компания закончила с выручкой $1 млн, но прибыль была скромной и друзья решили продать это предприятие и начать делать что-то ещё.

Вторую попытку студенты (Малобродский тогда учился в Университете Сан-Франциско) предприняли в 2005 году: запустили бесплатную сеть Wi-Fi — AnchorFree. Вложив в оборудование около $50 000, они установили точки доступа в Сан-Франциско и нескольких городах Кремниевой долины и начали искать рекламодателей, которые, по их планам, должны были обеспечить проекту основной доход.

«Часто делюсь с начинающими предпринимателями советом: будьте верны вашей мечте, но сохраняйте гибкость, — философствует Городянский, вспоминая о том времени. — Крепко держаться за планы не нужно, они будут меняться по сто раз, и это нормально». Ставка на рекламную модель в итоге не сработала, но проект выстрелил за счёт другого направления.

Удачный пивот

Запустив бесплатную сеть Wi-Fi, предприниматели начали продвигать среди её пользователей приложение для безопасного интернет-сёрфинга Hotspot Shield, которое разработал университетский приятель Городянского. Согласно первоначальной задумке, приложение должно был расширить клиентскую базу за счёт тех, кто опасается подключаться к незащищённому публичному Wi-Fi. В России таких мало, но в Америке (и тем более —в Кремниевой долине) хватает. Если запустить Hotspot Shield на смартфоне, планшете или компьютере, информация, которой вы хотите с кем-то обменяться, будет передана в зашифрованном виде через VPN.

Рекламу Hotspot Shield видели только те, кто подключался к бесплатному Wi-Fi Городянского и Малобродского, но и этого канала продвижения оказалось достаточно, чтобы приложение стало пользоваться популярностью. Скачиваний было так много, что очень скоро предприниматели решили сосредоточить усилия только на Hotspot Shield. И не прогадали. Сейчас это самый успешный продукт в своём роде. Приложение скачали 500 млн человек по всему миру, и мечта Городянского выйти на 1 млрд пользователей к 2018 году не выглядит совсем несбыточной.

«Ненавижу слово VPN — это термин для технарей, обычный пользователь не понимает, что это такое», — бросает Городянский, когда речь заходит о технической стороне Hotspot Shield. Он предпочитает называть своё детище не «самым популярным в мире VPN», а «самой большой платформой, обеспечивающей защищённый доступ в интернет».

В основе Hotspot Shield лежат технологии, разработанные AnchorFree, и компания гордится своими 35 патентами, но сопоставимую роль в успехе его бизнеса, по мнению Городянского, сыграли удачные менеджерские решения. Например, он отмечает, что в юном возрасте сумел собрать сильный совет директоров. Сейчас в нём заседают, например, финансовый директор IBM Дуглас Мэйн, президент BuzzFeed Грэг Колман и соратник Хиллари Клинтон Алек Росс.

«Главный совет, который я даю предпринимателям: не имейте дел с консультантами, людьми, которые выставляют себя экспертами, а на самом деле только морочат голову и высасывают деньги, — делится Городянский. — Я всегда выбирал тех, кто возглавлял большие мультимиллиардные компании, тех, кто круто работал в правительстве, или крутых инвесторов. Пока ты молодой, тебе все хотят помочь. Ты просто говоришь: мне 23 года, я ещё многого не знаю, но я мечтаю и хочу менять мир. Это правда располагает, люди действительно могут захотеть вам помочь. Многие из тех, кто помогал мне, увеличили свои деньги в несколько десятков раз».

Первые инвестиции компания Городянского подняла в 2006 году. Тогда $6 млн вложили основатель MCI Communications Берт Робенс, президент EDventure Holdings, член совета директоров «Яндекса» Эстер Дайсон и ещё несколько частных инвесторов. Во втором раунде на $5 млн в 2008 году участвовали они же. Деньги ушли на наём сотрудников и серверы в Северной и Южной Америке, Европе и Азии. В 2012 году фонд Goldman Sachs инвестировал в AnchorFree уже $52 млн. О том, сколько акций в результате сохранили основатели, Городянский не рассказывает.

В интересах революции

«У компаний, которые делают фигню, и компаний, которые решают проблемы миллиардов людей, риски и шансы выжить примерно одинаковые, — считает Городянский. — Количество денег, которые можно заработать, тоже примерно одинаковое. Так почему бы сразу не заняться чем-то действительно значимым?» Изначально главной функцией Hotspot Shield Городянскому виделась защита данных, но мировую славу приложению принесла побочная: VPN — это ещё и самый популярный способ обойти интернет-цензуру. «Если взять пирамиду Маслоу, самое важное — это доступ к медицине и образованию, но уже следующий уровень — базовые права человека, среди которых есть право на доступ к информации», — рассуждает предприниматель.

Вечером 24 января 2011 года сотрудники AnchorFree, как обычно, ушли с работы, а утром следующего дня вдруг обнаружили, что за ночь приложение скачали сотни тысяч египтян. В то время почти все пользователи Hotspot Shield находились в Америке и использовали его, чтобы защищать свои данные, подключаясь к интернету, например, в Starbuсks. Зачем приложение понадобилось жителям Египта? Ответ на этот вопрос быстро нашёлся в международных новостях: 25 января в Каире произошёл государственный переворот, в стране заблокировали Facebook, Twitter, YouTube и другие сервисы. Активисты начали искать способы обойти блокировку — и нашли Hotspot Shield.

Режимы, которые ограничивают доступ граждан к информации и средствам коммуникации в интернете, сэкономили AnchorFree кучу денег: компании не нужно было особенно тратиться на продвижение — её активно пиарят авторитарные лидеры по всему миру.

В 2014 году в Венесуэле заблокировали Twitter; в мае 2016-го власти Вьетнама вырубали Facebook (чтобы нарушить координацию протестов, вызванных гибелью рыбы); в июне 2016-го Twitter и Facebook были заблокированы в Алжире (чтобы пресечь публикацию экзаменационных материалов); в июле того же года в Бразилии заблокировали WhatsApp, самый популярный мессенджер в стране. По словам Городянского, каждый раз аудитория Hotspot Shield в конкретной стране увеличивалась в разы, а в некоторых случаях даже на порядки.

Во время прошлогодней попытки военного переворота в Турции, когда правительство заблокировало доступ к основным соцсетям, приложение Hotspot Shield в течение нескольких часов скачали более 2 млн человек. 16 мая, когда Украина начала блокировать популярные российские сайты, приложение Hotspot Shield тут же скачали 120 000 местных пользователей.

В США, на главном для AnchorFree рынке (абсолютные цифры Городянский не приводит), где никого особенно не блокируют, популярность Hotspot Shield растёт не только за счёт пиара на международных успехах. Главный фактор — сообщения о слежке со стороны правительства и хакерских атаках. Появление в информационном поле Эдварда Сноудена в 2010 году, по словам Городянского, моментально увеличило американскую аудиторию сервиса в полтора раза.

Другие знаковые события — утечка личных фотографий знаменитостей, которые они хранили в сервисе iCloud, в 2014 году (жертвами хакеров стали Дженнифер Лоуренс, Кирстен Данст, Селена Гомес и другие звёзды), и кража данных миллионов клиентов крупнейших страховых компаний в 2015-м (пострадали Anthem и Premera Blue Cross). В этом году вал новых пользователей — 2 млн человек за 30 дней — AnchorFree обеспечило решение Конгресса США разрешить интернет-провайдерам собирать и продавать некоторые личные данные пользователей третьим лицам без их ведома.

«Сейчас может случиться новый большой прорыв, власти нанесут очень большой удар по свободному интернету», — предсказывает Городянский. Речь о возможной отмене в США так называемого сетевого нейтралитета — соглашения, в рамках которого провайдеры не могут выборочно блокировать определённые типы трафика или менять скорость соединения в зависимости от типа потребляемого вами контента.

В России большого интереса к Hotspot Shield, как ни странно, пока нет — приложением пользуются едва ли 100 000 человек. Городянский объясняет это тем, что у нас пока не заблокировали ничего действительно массового, а тема безопасности разогрета не так сильно, как в Америке или Европе.

Эволюция бизнес-модели

К лету 2017 года Hotspot Shield скачали 500 млн человек. 50 млн используют его каждый месяц (в США — «десятки миллионов»), 100 млн — хотя бы раз в квартал. По словам Городянского, его компания стала прибыльной ещё в 2009 году, но в детали он предпочитает не вдаваться.

В 2014 году, когда у приложения было 200 млн загрузок, выручка AnchorFree, по оценке Forbes, составляла $35 млн. Три года назад 50% доходов приносила реклама, остальное — платная подписка на версию Elite, которая стоит 15,99 евро в месяц, 83,88 евро в год или 129,99 евро за «пожизненный доступ». Сейчас в структуре выручки (по оценке «Секрета», с которой Городянский не спорит, за это время она должна была увеличиться минимум вдвое) подписка занимает уже 75%.

Накопив внушительных размеров базу лояльных пользователей, компания начала урезать функционал бесплатной версии Hotspot Shield. Помимо того что она пестрит рекламой, она даёт доступ только к серверам в США (Elite предлагает два десятка стран на выбор), медленнее загружает страницы и ограничивает трафик (лимит на десктопе — 1 Гб в сутки, на смартфоне — 300 Мб).

С середины прошлого года AnchorFree развивает новое направление — предлагает встраивать свою технологию владельцам других приложений и сервисов. Городянский утверждает, что «90% самых крупных компаний в сфере безопасности уже встроили технологию», но приводит только один пример — Kaspersky Securе Connection («Лаборатория Касперского» от комментариев воздержалась): при подключении к публичному Wi-Fi его пользователи автоматически начинают получать и отправлять трафик через серверы AnchorFree.

Из открытых источников известно также, что с AnchorFree сотрудничает китайский разработчик Cheetah Mobile, который недавно выпустил для американского рынка бесплатное приложение Security Master.

Так как технологии AnchorFree можно встраивать в любые приложения и сервисы, Городянский мечтает о том, чтобы интегрироваться с компаниями уровня Twitter или «ВКонтакте». «Пользователям было бы гораздо удобнее, если бы мы жили внутри приложений социальных сетей: мы бы засекали, что человек пытается зайти из заблокированной страны, и автоматически включали бы ему доступ», — объясняет предприниматель. Следующий шаг — интеграция с производителями железа. В конце лета Anchor Free планирует объявить о сотрудничестве с компанией, которая делает роутеры.

На вопрос о конкурентах Городянский отвечает не задумываясь: на глобальном уровне их, по его мнению, у AnchorFree нет, а локальные игроки не смогут тягаться с его компанией в секторе B2B, на который она сейчас делает ставку. И тут же уточняет: «Первые три компании в интернете, которые достигли миллиарда пользователей, — это Yahoo!, затем Google и Facebook. Их бизнес — собирать и продавать данные пользователей рекламодателям или кому-то ещё. Следующие компании, которые достигнут миллиарда пользователей, будут защищать их данные, а не продавать их. Надеюсь, мы будем одной из этих компаний».

Мнения


Степан Ильин


сооснователь и COO Wallarm

Hotspot Shield — определённо очень зрелый продукт, который разрабатывает большая команда. В качестве технической базы использовались наработки авторитетной в комьюнити технологии OpenVPN. Мне сложно дать оценку всему рынку и тому, какое место на нём занимают отдельные игроки, но сильная сторона AnchorFree состоит как раз в том, что их технология — встраиваемая. Она поставляется в виде SDK, которые могут использовать разработчики, например, браузера для того, чтобы добавить в него VPN. Получается схема B2B2C.


Артем Козлюк


Руководитель общественной организации «Роскомсвобода»

Спрос на VPN в России растёт. Пользователи используют средства туннелирования трафика в том числе и для того, чтобы восстанавливать доступ к миллионам сайтов, которые попадают под блокировку случайно — просто потому, что находятся на тех же сетевых адресах (IP), что и запрещённые ресурсы.

Что касается безопасности, в России пока не все осознали важность сохранения прайваси, бережного отношения к личным данным и данным своих коллег, родственников, друзей. Бытует такое мнение: раз я не делаю ничего противозаконного, то мне и скрывать нечего. Это ложный посыл. Надо следить за своей сетевой гигиеной, защищаясь не только от тех или иных спецслужб, но и от хакеров, мошенников, других личностей, которые захотят использовать ваши цифровые уязвимости в своих криминальных целях.


Вячеслав Здольников


Создатель сервиса TgVPN

Ситуация с VPN-сервисами в России — это постепенный процесс. На самом деле ситуация улучшается, но очень медленно. Людям нужно объяснять, почему это важно, к каким последствиям может привести игнорирование простых правил безопасности.

Фотографии: Александр Карнюхин / «Секрет фирмы»


Источник: secretmag.ru


ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ
«Никто не скажет нам, даже на самом высоком уровне, что будет с Россией через 10 лет»
Дмитрий Соколов-Митрич. Как я научился продавать людям их собственный оптимизм
Хочу жить: Первая волна стартап-эмиграции из России и её герои
8 историй специалистов, которые уволились и начали свой бизнес
Что интернет-сервисы пишут в пользовательских соглашениях
Мечтаешь запустить стартап в Кремниевой Долине? Не строй иллюзий

Комментировать