ПОИСК ПО САЙТУ

Как продавец комиксов из Москвы переехал в Барселону и открыл школу программистов

Как продавец комиксов из Москвы переехал в Барселону и открыл школу программистов

Я начал мечтать об эмиграции ещё в школе, когда впервые побывал за границей, в Италии, и убедился, что не все страны одинаковые. Аргументы в духе «где родился, там и пригодился» или «русские за рубежом сидят без работы» меня не смущали, но долгое время мечта оставалась мечтой. Я получил в Москве высшее образование, работал по найму и на себя. Только в 34 года я всё же переехал вместе с семьёй в Барселону, где без инвестиций организовал школу программирования, которая успешно работает второй год и собирает под своей крышей студентов со всего света.

Россия

Я родился и вырос в Москве. Филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, который я окончил, дал мне главное — языки: я владею английским и испанским. Программированию, за счёт которого я сейчас существую, до переезда в Испанию я формально учился только один год в МИСиСе, получая второе высшее. Но на самом деле занимаюсь им с детства.

Мне было десять лет, когда я написал свою первую игру для ZX Spectrum, который был подключён к тогда ещё ламповому телевизору. И хотя игра была довольно примитивной — два белых прямоугольника, они же теннисисты, и квадратик, он же мяч — в неё можно было играть вдвоём, по тем временам это был полный восторг.

После филфака я работал редактором в «Интерфаксе», затем — в издательстве АСТ. Позднее я основал собственное издательство манги для подростков. Хотя государство постоянно вставляло палки в колёса, ужесточая цензуру, бизнес развивался успешно. Но я так сильно хотел уехать из страны, что без сожаления продал его вместе с правами на книги и складскими остатками.

Переезд

Мы часто бывали с женой в Барселоне, провели там несколько зим и решили, что хотим жить именно в этом городе. Сначала мы самостоятельно собрали все документы, которые нужны для получения вида на жительство, но испанское консульство в Москве отказало по какой-то надуманной причине. Это нормально — испанцы славятся бюрократией и крючкотворством. Пришлось нанять в Барселоне испанского адвоката. У него был большой опыт работы с клиентами из России, и на этот раз всё прошло гладко: нам дали вид на жительство без права на работу. Звучит, наверно, так себе, но это то, что нам было нужно. Этот статус даёт возможность организовать бизнес и руководить им.

За те два года, которые ушли на получение ВНЖ, в моей голове, конечно, родилась масса оригинальных бизнес-идей. Из Москвы казалось, что в Испании много возможностей и будет легко найти свободную нишу. Но чем дольше мы здесь жили, тем короче становился список потенциально перспективных проектов. Выяснилось, что большинство идей здесь уже реализованы, просто иначе, чем в России. В конце концов, не являясь профессиональным программистом, я взялся за создание школы программирования.

Проверка гипотезы

Первым делом я сделал сайт школы на платформе Wordpress. Научился этому сам много лет назад, когда мне срочно нужен был сайт для издательства, а с веб-разработчиками в Москве как-то не складывалось. И именно Wordpress я решил сделать темой первого воркшопа. Он так и назывался («Как создать сайт на Wordpress») и длился три часа. Первую группу попробовал собрать прямо у себя дома, выставив цену 10 евро с человека. Но желающих, увы, не нашлось, а кто-то даже написал в комментариях, что 10 евро за воркшоп на дому дороговато.

Тогда я объявил новый набор, но на этот раз решил провести занятия в приличном офисе с почасовой арендой (7 евро в час) — по цене 50 евро с человека. Никогда не учился бизнесу, но, как потом оказалось, интуитивно выбрал правильный путь. На первое занятие, правда, пришёл только один студент, но я всё равно заработал — 29 евро. На втором воркшопе было уже два человека, потом — группа из четырёх студентов. Сейчас поступают корпоративные заказы на обучение групп уже из 15 человек.

Постепенно я смог перейти от спонтанных воркшопов к регулярным, сделал на сайте страницу с календарём занятий, стал проводить не только однодневные курсы, но и трёх- или пятидневные, ввёл в программу новые дисциплины: HTML, CSS, Bootstrap и jQuery.

Через полгода после запуска первого воркшопа я додумался устроить курс для школьников. Оказалось, дети любят программировать и учатся быстрее взрослых. В прошлом году на пасхальных каникулах мы устроили первый городской лагерь — места были раскуплены задолго до начала. Этим летом устраиваем уже третий по счёту детский лагерь, и желающих снова очень много.

Ни один даже самый запутанный код jаvascript не сравнится по сложности с тем, что носит название «современный европейский ребёнок, по собственной воле изучающий программирование». Они очень странные. Однажды на занятие пришла новая девочка, я попросил других ребят ввести её в курс дела, на что она ответила: «Не её, а его. Я парень». Или в другой раз на занятии йогой (мы организовываем в рамках детского лагеря) 13-летний мальчик обвинил инструктора в сексизме, когда тот в шутку сказал ему: «Boys don’t cry».

Поиск сотрудников

Я с самого начала не собирался ограничиваться воркшопами для взрослых и детскими программами — моей целью было организовать двухмесячный буткэмп по jаvascript. Это совсем другие деньги.

За короткие воркшопы и курсы я беру со слушателей по 20 евро в час. Если курс состоит из 12 часов (это, например, трёхдневный курс по Wordpress), цена составляет 240 евро. Сколько студентов придёт, обычно до последнего момента не известно, поэтому стабильного потока кэша от этого направления у меня нет. Постоянно бросает то вверх, то вниз, и до запуска буткэмпа у меня не было огромной выручки — в лучшем случае пара тысяч евро прибыли в месяц.

Благодаря интенсивному режиму обучения (с половины десятого утра до половины седьмого вечера), пройдя такой курс, обычные люди превращались бы в программистов, а программисты — в суперпрограммистов. Это шанс перезапустить карьеру или запустить свой стартап без помощи разработчика, сэкономив на этом кучу денег. А поскольку стартапов сейчас невероятное количество, спрос должен был быть стабильным.

Чтобы организовать буткэмп, мне нужна была команда. Идеальный кандидат — одновременно хороший программист и хотя бы немного педагог. И это стало проблемой — поиск людей проходил мучительно.

Сначала ко мне пришёл весёлый американский веб-разработчик Крис. Думаю, мы могли бы договориться, но у него не было испанской рабочей визы, которую местные власти на фоне дикой безработицы иностранцам практически не дают.

Потом появился фантастический программист Давид. Список языков и технологий, которыми он владеет, был так велик, что мне пришлось его сильно укоротить, чтобы разместить в профайле на сайте. При всех своих профессиональных талантах он был в состоянии связно излагать свои мысли и по-человечески общаться со студентами. В общем, я возлагал на Давида серьёзные надежды, но в последний момент он объявил, что получил работу в Мадриде, где живут его родители, и отправляется туда.

У следующего преподавателя был такой скверный характер, что на какое-то время у меня испортился рейтинг отзывов в Facebook. Другой кинул меня за три дня до открытия детского лагеря — тогда меня спасло только чудо: буквально из ниоткуда появился русский парень из Кембриджа, который провёл занятия на ура. После всех этих метаний мне стало понятно, что придётся всё-таки выучить jаvascript и самому стать главным инструктором моей школы.

Сначала я попытался пройти один из бесплатных онлайн-курсов, но после 250-го примера появились вопросы, на которые некому было ответить. Тогда я нашёл бельгийскую школу ровно с тем же стеком, которому сейчас сам учу в Барселоне, и отправился на трёхмесячную программу. Жена и дети остались в Барселоне, что, с одной стороны, расстраивало, но, с другой — помогло сконцентрироваться на учёбе.

Из 15 студентов до конца дошло только шестеро. Естественно, я был одним из них. Когда учёба закончилась, менеджеры школы предложили мне остаться работать у них. Было очень лестно, но дома меня ждали великие дела.

В Брюсселе я наконец нашёл преподавателей, не испанцев. Сначала я предложил работу девушке из Норвегии, которая была лучшей студенткой в группе. Она согласилась, но при условии, что с ней поедет её бойфренд. Мало того что это был самый бездарный студент буткэмпа, но ещё и и бывший свидетель Иеговы, специалист по зомбированию людей. Пришлось им отказать и нанять другого парня из моей группы. Ещё одного человека мне посоветовал мой ментор.

Ещё мне нужны были маркетолог и офис-менеджер. С этими вакансиями тоже пришлось помучиться. Искал везде, где только можно, опросил всех знакомых, давал объявления на тематических площадках и в LinkedIn. В итоге, конечно, нашёл, но интересно, что в моей команде нет ни одного испанца и тем более русского.

Экономика буткэмпа

Формат буткэмпа довольно жёсткий: в нашем случае занятия идут восемь недель подряд с 9:30 до 18:30. С утра отвечаем на вопросы, которые остались после предыдущего дня, обсуждаем решения студентов, анализируем и выбираем лучшее. Затем даём лекцию на какую-то определённую тему, после — упражнения, которые делятся на три уровня: обязательные, дополнительные и «невозможные». Ближе к вечеру наступает время проектов, когда мы создаём сайты или приложения, чтобы студентам было что добавить в портфолио.

На выходе мы получаем программистов, которые могут искать работу младших разработчиков, зарабатывать фрилансом или самостоятельно создавать прототипы для своих стартапов. Если к нам приходит студент с некоторым опытом, у него есть шанс прыгнуть на уровень разработчика среднего или даже старшего уровня.

Буткэмп стоит 6000 евро. Как образовательное учреждение, мы избавлены от необходимости платить НДС. И это очень здорово, потому что его ставка здесь составляет 21%. Единовременно мы можем учить до 12 человек, в год можно повести четыре буткэмпа. Но пока что мы не приблизились к этой верхней черте. 6000 евро — минимальная цена. Наш главный конкурент, другая барселонская школа, берёт чуть больше и при этом набирает группы не из 12, а из 20 человек. В Брюсселе или в Лондоне занятия стоят в два раза дороже.

Главная статья расходов — персонал. Пока работаешь сам и ни с кем не делишься, всё выглядит очень круто. Как только нанимаешь кого-то в штат, со всеми выплатами и налогами тут же попадаешь в яму. Зарплата инструктора — 31 000 евро в год, его помощники получают в районе 12 000, маркетолог — 42 000, офис-менеджер — порядка 24 000. Плюс расходы на офис, рекламу и кофе. Чтобы прожить, нужно набирать хотя бы по шесть студентов в каждый буткэмп.

Конечно, я не открыл золотую жилу, которая бы позволила мне проводить дни на пляже, наслаждаясь результатами работы команды (хотя я к этому стремлюсь и, думаю, рано или поздно приду). Тем не менее бизнес уже не требует вложений и стабильно выходит в небольшой плюс. Я почти спонтанно переехал в другую, совершенно иную по менталитету страну. Это уже само по себе было колоссальным стрессом. В этой ситуации я умудрился найти интеллектуальную работу, с которой всегда справлялся лучше всего.

Фотография на обложке: Edgard Garrido / Reuters


Источник: secretmag.ru


ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ
«Никто не скажет нам, даже на самом высоком уровне, что будет с Россией через 10 лет»
Дмитрий Соколов-Митрич. Как я научился продавать людям их собственный оптимизм
Хочу жить: Первая волна стартап-эмиграции из России и её герои
Снова в школу: Сколько приносит бизнес на лекциях и экскурсиях
GTA на калькуляторе: Сервис Playkey делает миллионы рублей на небогатых геймерах
Мечтаешь запустить стартап в Кремниевой Долине? Не строй иллюзий

Комментировать